Краткая такая консультация стилиста

Простите, друзья, о серьезном пока не пишется 🙂

Профессия стилиста, к счастью, не самая древняя, но и к продукту новейшей истории ее тоже отнести нельзя. На днях в комментариях вспомнили прекрасный образ секретарши Верочки из “Служебного романа”.

Я вообще очень люблю наши старые фильмы, актерский состав, цитаты, а если почитать биографии режиссеров, то только диву даешься, на каком голом энтузиазме все это было снято и сыграно. И сцену про стиль Людмилы Прокофьевны я обожаю, смеюсь каждый раз, когда слышу диалог.
Рязанов пишет про роль Верочки в своей книге “Неподведенные итоги”: „Законодательница мод в «статистическом учреждении», молоденькая длинноногая хищница, желающая побыстрее и повыгодней выскочить замуж, практичная, бездуховная барышня — такой была Верочка в пьесе. В сценарии картины мне захотелось обогатить этот, в общем, довольно тривиальный персонаж. Мне очень импонировала мысль пригласить на эту роль Лию Ахеджакову. Мы с соавтором трансформировали образ, постарались «надеть» его на психофизические данные артистки. По сути, из прежнего характера мы оставили лишь одну черту — «законодательница мод». Мы понимали, что эти претензии секретарши при ее занятной внешности (“маленький рост, неправильные черты лица”) дадут новый комедийный эффект. Когда урок Калугиной — как надо завлекать мужчин, нравиться им, какую походку следует выбрать, как одеваться — дает Лия Ахеджакова, это в сто раз богаче, интереснее, сложнее и смешнее…“


Что теперь носят?
– В каком смысле?
– В смысле одежды… Вот…
– А… зачем это вам? Ой, извините, Людмила Прокофьевна…
– Да нет, ничего… Пожалуйста. Ко мне тут приехала родственница из маленького городка и……интересуется!
– Ну всё понятно. Всё понятно.
– Ну вот что, начнем с обуви.
Именно обувь делает женщину женщиной.

– Разве?
– Шузы сейчас носят с перепонкой, на высоком каблуке…
– Что это, ”шузы”? Извините, Верочка… Я не поняла.
– Ну это от английского слова ”shoes”. ”Обувь” значит по-английски.
– Ну… Понятно.
– Что касается сапог, то сапоги нужны на высоком каблуке, гармошкой…
– Подождите, Верочка… Извините, я должна всё это записать… Не так скоро.
– Да пожалуйста, пожалуйста.
– Я всё это законспектирую. Что гармошкой, каблук?
– Голенище.
– А, ну да, да…

– У вашей родственницы ноги красивые? Стройные?
– Ну… в общем-то… Ноги как ноги. Средние ноги, будем так считать.
– Ну понятно. Значит, неудачные ноги, Людмила Прокофьевна, надо прятать.
– Куда?
– Под макси!
– Понимаете, еще тут, Людмила Прокофьевна, важна такая вещь как комбинаторность. Ну… Сочетание.
Там, скажем, свитерок какой-то сверху… Вот сейчас, кстати, выбросили в ГУМе батники… Блайзер сверху…
– Блайзер? Блайзер это что?
– Блайзер – клубный пиджак.
– Для Дома Культуры, что ли?
– Туда тоже можно.
– Подождите…
– Блайзер, скажем… Батничек… Да вообще и это не главное. Понимаете? Вот, к примеру, сейчас парики не носят, так? Значит…
– Ну и слава богу, я считаю. Куда лучше так… живенько, правда? А то как дом на голове…
– Ну если живенько, то лучше. Да, что нам остается, значит, если парики не носят? Остается лицо!
Колоссальное значение сейчас приобретают брови. Вот вы меня извините, Людмила Прокофьевна, раз уж у нас такой разговор.
Вот, например, ваши брови.
– А что мои брови?
– Ведь это же неприлично! Если у вас так густо растут брови, надо же с этим как-то бороться!
– А как с этим можно бороться?
– Ну надо выщипывать. Прореживать.
– Чем?
– Ну хотя бы рейхсфедером.
– Рейхсфедером?.. Милый мой, это же больно!
– Ну вы женщина, потерпите. Бровь должна быть тоненькая-тоненькая, как ниточка. Удивленно приподнятая.
– Как у вас?
– Ну я тоже не эталон.
– Милый, это же можно только под наркозом.
– Да и это не главное!
Вот что отличает деловую женщину от… Женщины?
– Что?
– Походка! Ведь вот как вы ходите?
– Как?
– Ведь это уму непостижимо! Вся отклячится, в узел вот здесь завяжется,…вся скукожится, как старый рваный башмак…и вот чешет на работу! Как будто сваи вколачивает! А мы как ходим?
– Ой, неужели я так хожу? Боже мой!
– В женщине должна быть загадка. Головка чуть-чуть приподнята.

Глаза немножко опущены. Здесь всё свободно. Плечи откинуты назад.
Походка свободная, от бедра. Раскованная, свободная пластика пантеры перед прыжком. Мужчины такую женщину не пропускают.
– А можно научиться так ходить или это недоступно?
– Ну, понимаете, можно, конечно, и зайца научить курить. В принципе, ничего нет невозможного.
– Вы думаете?
– Для человека с интеллектом. Ну вот встаньте-ка. Оправьтесь.
– Ой, боюсь, что я не одолею эту науку…
– Ерунда, справитесь. Не волнуйтесь. Голову вперед. Грудь вперед.
– Грудь? Вы мне льстите, Вера.
– Вам все льстят. Сзади подберитесь. Спереди в себя, живот.
– Как? Или там, или там?..
– Делайте, что вам говорят. Всё в себя.
– Всё в себя?
– Так, и пошла на меня свободной походкой, нога от бедра, свободная! Пошла! Людмила Прокофьевна, где вы набрались этой пошлости?
Вы же виляете бедрами, как непристойная женщина. Дышите.
Элегантнее, пластику! И не надо брыкаться. Вы же не иноходец, а женщина. Ну, пошла теперь одна!
Пошла! Веселее!

В общем-то, ничего не поменялось, кроме бровей-ниточек 🙂 К тому же, Людмила Прокофьевна оказалась еще и прилежной ученицей, мечта любого стилиста:

А через год после этого фильма Алиса Фрейндлих стала не больше, не меньше, а королевой, Анной Австрийской, так что, обращайтесь к стилистам, станете королевами 🙂

©  Stilouette, 2013

Leave a Reply

Your email address will not be published.